Деревня Октябринка общим планом

Поселок Октябринка Прокопьевского района Кемеровской области. Приехали мы в нее летом 1990-го, мне на тот момент было 7 лет. Мама получила работу фельдшера и медицинский вагончик :). Других медиков в селе в ту пору не было — видимо, село не тянуло по статусу. Жили мы обычно, как тысячи других семей — свой дом, огород, подворье, скотина. В те времена иначе было и нельзя — деньги отсутствовали как явление, все жили за счет своих собственных трудов. Что, в общем то, неплохо удавалось. В плане еды никто ни в чем не нуждался.

Уже на тот момент Октябринка смотрелась достаточно изолированно от остального мира. Из него выходило 3 дороги — одна через шахту «Красный Кузбасс» прямо в г. Киселевск, другая — в ближайший населенный пункт (5 км.) — пос. Весёлый (по ней мы ходили с братом на Красный Камень в школу). Третья дорога проходила через лес. Именно по этой дороге мы сливались с природой :). В том направлении располагались все поля, леса, озера, родники. В том же направлении пасли деревенское стадо.

На тот момент еще существовал Октябринский колхоз, где и трудилось подавляющее большинство жителей деревни. На разных концах деревни размещались две дойки — летняя и зимняя. Летняя, соответственно, ближе к пастбищам. Уже в то время было заметно, как на колхоз медленно но верно нападает разруха. Удивляться, в общем-то, было нечему — наступил уже полный крах идеологии, повсюду витала атмосфера необязательности и вседозволенности, воровство выросло до беспредела. А выражалось это все в уменьшении количества работников на ферме, увеличении количества алкоголиков и в каменной площадке за отвалами, покрытой трупами телят, регулярно рождающихся в грязи и умирающих от недостатка ухода со стороны человека.

Мы жили в краю, в котором на каждом шагу бьют ключи, много чистой питьевой воды, но в Октябринке, тем не менее, ее не было, так как неподалёку уже копали разрез, в результате чего все грунтовые воды ушли на много метров ниже. Воду привозил Вася-водовоз. Привозил почти регулярно. На каждой улице стояли разномастные бочки, в основном это были емкости от автоцистерн, куда и заливалась вода. Поскольку до ближайшего населенного пункта было не менее пяти километров, от и дороги зимой расчищались очень нерегулярно, поэтому частенько приходилось добывать воду путем таяния снега.

Карьеры вокруг деревни вообще дарили нам массу ярких впечатлений. Чаще всего это были сирены и взрывы, в результате которых трясло землю баллов на 5-6, и то тут, то там поднималось облако из пыли и камней. Зрелище, конечно, эпическое. Другое развлечение, предоставляемое карьерами — горение угля и других пород. В результате из карьера поднимается черно-серо-белый густой дым, который оседал в низинке. Как раз той низинке, где и располагалась деревня. Идешь по улице, видимость три-пять метров, вокруг темно-серый снег, за зубах хрустит песок и темно, почти как поздно вечером, только днем 🙂 Позже я наблюдал такую картину только два раза — когда два раза смотрел фильм Сайлент Хилл :). Ну и, наконец, именно из-за карьеров деревня ушла небытие.

Периодически картина дополнялась стрельбой в отвалах и кружащими над них вертолетами. Время было такое — в разгаре был передел сфер влияния между бандюками.

Несмотря на вышеуказанные мрачности, это просто общее описание. Эти 4 года жизни, прожитые там, отложились в моей памяти как самые счастливые и насыщенные. Во многом это обусловлено людьми и ситуациями, происходящими со мной, о которых буду периодически вспоминать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *